Жизнь в особняках

Светская жизнь в особняках Петербурга

Петербург – удивительный город. Он прекрасен в любое время года и в любое время суток. Многие его сравнивают с Венецией, Лондоном, Парижем. Он действительно, чем-то напоминает многие европейские города, но в тоже время он не похож ни на один из них. За двести с лишним лет своего Имперского величия он не стал Венецией или Амстердамом. Петербург – совершенно особенный город. Именно его исключительность создаёт неповторимый петербургский стиль и только ему присущую ауру вдохновения и гармонию восхитительных архитектурных ансамблей, набережных, дворцов и особняков.

«Какая возможность избегнуть впечатлений архитектуры? Я могу по желанию любоваться или нет произведениями скульптуры и живописи. Могу читать или не читать художественные создания слова, могу слушать или не слушать музыку, но как укрыться от впечатлений улицы, по которой хожу, зданий, которые должен посетить?.. Никак и никогда не уйти от этих впечатлений». Невозможно не согласиться с этим мнением архитектора К.М.Быковского. И поэтому, идя в период белых ночей по центральным проспектам, бульварам, улицам и улочкам Петербурга, так и хочется, с чувством некоторой неловкости за желание, заглянуть в занавешенные шторами окна петербургских старинных особняков, прикоснуться к старинной ручке на дубовой двери, открыть дверь и войти в вестибюль, подняться по парадной лестнице и хоть на короткое время представить себе, как жили их владельцы, о чём говорили, чем занимались, как развлекались, во что одевались и как танцевали на знаменитых столичных балах.

Сама тема невероятности Петербурга как явления, возникала не только в русской литературе. Например, польский поэт Адам Мицкевич писал о возникновении города: «Царю понравилось, он строить приказал – не город людям, а себе столицу». Но наряду с тем, что Петербург строился для представительства в Европе, он имел чёткий план застройки и освоения земель. В истории России не было аналогий, чтобы при рождении города чёткими инструкциями утверждались бы фасады домов, их высота и цвет. Табель о рангах, строго разграничивала и то, как жить, и то, где жить, тем самым введя в действие свод жёстких правил, с которыми вынуждено было считаться даже высокопоставленное дворянство. К середине XVIIIвека особняк петербургской знати, как правило, представлял собой двух- или трёхэтажное здание, построенное на заказ, каким-нибудь модным в те времена архитектором. Несмотря на внешнее своеобразие архитектуры, внутренняя планировка и функциональное использование помещений подчинялись общим правилам. Второй этаж неизменно предназначался для анфилады парадных залов. Хозяйственные помещения и прислуга всегда занимали часть первого этажа. Жилые комнаты владельцев располагались либо на первом, либо на третьем этаже, либо располагались в другом, прилегающем к особняку здании. Иностранные гости Петербурга того времени, в своих записках отмечали, что в столице внутренняя и публичная или церемониальная жизнь отличаются. В обществе, поведение дворянина сознательно отвечало европейскому этикету, а его домашняя жизнь протекала в соответствии с русскими представлениями и по обычаям, уходящим корнями в историю России. Образование и европейский образ жизни, не искоренили у русской аристократии склонность к обычаям русского народа. Да и как могло быть иначе, если дворянин рождался и рос чаще всего в родовом поместье, проводил детство в окружении дворни, и значительная часть его жизни протекала в имении. Да и государственные или общественные посты в дальнейшем, часто имели к нему географическую привязку. Например: Предводитель дворянства такой-то губернии. Именно, поэтому, планировка дворянского особняка распадалась на противоположные по смыслу помещения: с одной стороны, это парадная, с элементами роскоши, анфилада, устроенная по узаконенным правилам, ориентированным на европеизацию быта, а с другой стороны – жилые комнаты, зачастую аскетические в плане отделки, сохраняющие уют и традиции русского быта. В огромных парадных залах, где нормой был формальный ритуал, всегда сквозило и не хватало тепла. А в жилых помещениях, спальнях, будуарах, кабинетах, домашних часовнях, в девичьих и комнатах для слуг царила тёплая домашняя обстановка как в русской усадьбе. Эти комнаты, обитые тканями или бумажными обоями тёплых тонов, с множеством ковров и печкой в каждой комнате, резко отличались по стилю и духу от холодных, плохо протапливаемых парадных залов с наборными паркетными полами и мраморными стенами.

Парадная анфилада могла включать разный набор залов. Обязательными считались гостиная, бальный зал, столовая, кабинет, будуар. В более роскошных располагались ещё и библиотека, картинная галерея, зимний сад, бильярдная, буфетная, спальня, туалетная, иногда бывало несколько гостиных и кабинетов различного назначения. Будничные обеды дворянской семьи бывали в повседневной семейной столовой на третьем или первом этаже, а праздничные обеды – на втором, в парадной столовой. В спальне на втором этаже владельцы особняка никогда не спали, это был зал, в котором молодая мать принимала поздравления с новорождённым, там же происходила церемония прощания с умершим членом семьи. Второй этаж предназначался для приёмов, там царил праздник, а правил строгий регламент, подчинённый законам света. Это был своеобразный подиум, где происходила непрерывная демонстрация богатства и роскоши: туалетов и золотых мундиров, звёзд и бриллиантов, сверкающих в интерьерах парадных залов. В день торжества гости входили в вестибюль и по парадной лестнице поднимались на второй этаж. Перед ними раскрывалась анфилада парадных залов. Решение каждого интерьера соответствовало типу и стилю приёмов, происходящих в каждом из залов. Парадная анфилада напоминала театральные подмостки. Хозяева особняка и гости безошибочно существовали в рамках определённых амплуа, они разыгрывали свои роли строго по сценарию, в котором не оставалось места для импровизации. Переход из одной комнаты в другую сопровождался сменой поведения участников спектакля, продиктованного этикетом. Мемуары, письма и литературные произведения того времени позволяют погрузиться в атмосферу светского этикета, нарисовать в своём воображении картину давно забытых увеселений Императорского Петербурга. Но они лишь отчасти могут воссоздать колорит и подробности происходящего. Важно учитывать все мелочи дошедшие до нашего времени. Быт не терпит недостающих деталей и не знает мелочей, ведь именно из них создаётся то, что невозможно уловить и потрогать, - дух и атмосфера эпохи. Наберёмся смелости и повернём медную ручку на дубовой двери. И вот перед нами вестибюль и парадная лестница…

Русский бильярд

В России бильярд появился во времена правления Петра Великого. За 300 лет развития этой игры в нашей стране она ста...

Петербургские балы в XIX веке

Расцвет бальной культуры в Российской столице начинается со времени вступления на престол Александра I и продолжает...

Музыкальный салон

Салоны уходят своими корнями в Древнюю Грецию, Древний Рим, Византию, Францию (с XVIII века). Салон как культурно-и...

Карточные игры в России

Игра в карты, как и шахматы, возникла на Востоке очень давно. Она пришла в Европу из арабских стран. В России же ка...

Литературные салоны

Русская культура XIX века переживает этап мощного подъема. Здесь сказалось влияние идей Просвещения, события Отечес...

Светская жизнь в особняках

Петербург – удивительный город. Он прекрасен в любое время года и в любое время суток. Многие его сравнивают с Вене...

Гостиничное дело в Петербурге

Путники были для славян священными, их с особой заботой встречали и потчевали, берегли и благословляли, когда прово...

Искусство обедать

Стоит отметить, что ко второй половине 19 века русское кулинарное искусство постепенно теряет свой национальный хар...